Previous Entry Share Next Entry
Что в котиге тебе?
overpop_news
котиг_2
            Почему мы, все такие разные и яркие индивидуальности, так одинаково умильны перед котегами? Почему эти, гуляющие сами по себе животные, свободно расхаживают по нашим жилищам и гадят где попало, если мы действительно начинаем считать эти жилища нашими? Как получилось, что практически бесполезные существа сумели втереться в наше доверие и расположились спать на наших подушках, в то время как гораздо более необходимые нам животные прозябают в грязных загонах за пределами наших домов? Пришло время сорвать покровы с этой загадочной загадки, которую загадал сам себе венец природы.
         Можно было бы попытаться объяснить такую тягу к котикам какой-то эволюционной близостью – в конце концов, всё живое на этой планете произошло от одного корня. Но наши генетические пути разошлись восемьдесят пять миллионов лет назад, когда котеги отошли от нашей ветви в группе лавразиотерий вместе с собаками, лошадьми, верблюдами и прочими гиппопотамами.  Даже крысы отошли от нас на несколько миллионов лет позже, а к ним мы не питаем родственных чувств, как, впрочем, и к обезьянам, которые числятся у нас в кузенах.
         Дальнейшее сосуществование семейства кошачьих и отряда приматов взаимной любви им не добавило. Вернее сказать, кошачьи то обезьянок любили, но только есть. А из обезьянок выживали лучше те, кто кошачьих больше боялся и мог их хитрую морду издалека различить, хоть пятнистую, хоть полосатую. Ещё обезьяны хорошо боялись змей с которыми трудно ужиться, если постоянно хвататься за ветки, на которых змеи мирно дремлют. И орлов, которые не видели разницы между обезьянками и  разными козлами и тащили их без разбора в свои гнёзда, где и жрали. Здесь, без всякой связи с обезьянами, вспоминается отмеченный некоторыми учёными факт, что большинство животных, изображаемых на флагах, гербах и прочей атрибутике – это кошачьи (львы, тигры, пантеры, ягуары и прочие), орлы и змеи (кое-где видоизменившиеся в драконов).
         Когда обезьянки, решившие стать людьми, спустились с неба (с деревьев) на землю, взаимоотношения с кошачьими (как и с остальными двумя убийцами) только обострились. Ловить неуклюжих обезьянок на открытых пространствах саванны стало проще как львам, так и орлам, а наступать на змей в высокой траве стало ещё удобней.
         Но орла видно издалека и, если предупредить товарищей и собраться в группу, то вряд ли он нападёт. Затаившаяся змея не нападает сама и при желании её можно  заметить, предупредить своих и обойти. Подкрадывающемуся и нападающему тигру можно противопоставить передвижение особым порядком, при котором об обнаруженной тигре можно предупредить соплеменников и дать отпор «шумною толпой».
         Сама не желая того, вышеупомянутая троица заложила основу последующего триумфа человечества на земле – коллективизма. Но даже этого не достаточно, чтобы её любить. Да и не любим мы особо змей и орлов. Так, побаиваемся. Но к кошачьим испытываем, почему-то, особый пиетет.
            На некоторые размышления может навести маленький простейший организм-паразит - токсоплазма (Toxoplasma gondii). Являясь, практически, двоюродным братом известнейшего плазмодия малярии, токсоплазма, как это часто и бывает в жизни, находится в тени известности своего кузена.
А между прочим, токсоплазмой поражена одна треть населения планеты, гораздо больше, чем малярией. Фактически, у каждого третьего (а в Европе – у каждого второго) читающего эти строки, в мозгу сидит пара тысяч этих простейших (я уж не говорю о пишущих). Но, не смотря на такую распространённость, мало кто из людей знает об этих своих попутчиках и иждивенцах. Причина проста – токсоплазма не досаждает человеку настолько, чтобы беспокоить его. Она втихаря договорилась с иммунной системой человека и они вместе занимаются саморегулированием где-то в глубинах наших организмов. Только рожавшие и беременные женщины что-то смутно помнят о предупреждениях врачей не допускать контактов с кошками во время беременности. Причина проста – зародыш человека не имеет своей иммунной системы, токсоплазме в нём не с кем договариваться и она, необузданная, может нанести непоправимый вред плоду.
         Но, чу - в свете задач данного текста нам более интересно промелькнувшее чуть выше слово «кошка». Так вот – токсоплазма не «наш» паразит. Основной «ареал обитания» этих паразитов – семейство кошачьих. Только в организме кошачьих токсоплазма делится на мужские и женские половые формы, которые производят яйца – ооцисты. Покидая организм хозяина, токсоплазма может несколько лет пролежать на земле, пока её не подхватит с травой какая-нибудь трепетная лань или крыса. В организме транзитного носителя токсоплазма делится простым делением, дожидаясь, когда этого носителя съест кошка, чтобы уже в ней зажить «по-человечески». Кстати, попадая в организм человека (с мясом лани или зебры), токсоплазма «знает», что попала не в кошку и ведёт себя так же, как и в какой-нибудь крысе.  Но такие «знания» не формируются в одночасье – паразит и хозяин приспосабливаются друг к другу тысячелетиями – десятками, а то и сотнями. А этот факт выводит на следующую мысль – люди и кошки очень долго жили рядом. И не просто жили, а были «скованы одной цепью» - пищевой цепочкой, по которой между ними и кочевала токсоплазма.
       В те давние времена будущее человечество окружала славная компания саблезубых кошек – мегантерионы, динофелисы и, прости господи, гомотерии. Саблевидные клыки этих кошек хорошо умертвляли животных, но не позволяли их владельцам съедать всю тушу – саблезубые могли съесть крупные мышцы и внутренности, но не могли обгладывать кости. Оставшееся мясо привлекало к трупам большое количество падальщиков. Неопрятные грифы, мерзкие шакалы, противные гиены – как привычно звучат для нас эти слова, не вызывая особых возражений. Согласитесь, мы не любим этих животных. Никто не любит конкурентов. Да, да, как не прискорбно это признавать, но наши предки тоже дербанили чужую падаль в окружении этой гоп-компании.
         Для того, чтобы не оскорблять наших предков словом «паразиты», был придуман термин «сателлитное поведение» (шутка). Да, мы стали спутниками кошачьих. Уметь выследить крупную кошку, следовать за ней на безопасном расстоянии (иначе съест!), выждать, когда она насытится, набежать на останки жертвы раньше других падальщиков, разделать тушу грубыми каменными рубилами, утащить куски в укромное местечко и сожрать – вот такой была романтика в те далёкие времена. Это была колыбель человечества и баюкала её кошачья лапа. Более миллиона лет кормились мы от щедрот кошачьих. Естественный отбор благоволил к тем, кто знал кошек лучше остальных. Благодаря ему, светлый образ опасной кормилицы намертво впечатался в матрицу генофонда человека.
         Но человечество росло и, как водится, наглело. Шумной толпой набегали возмужавшие человечки на поймавшую добычу кошку и, не дав ей покушать, прогоняли её и съедали добычу сами. Грубые олдувайские орудия для разделки туш сменили более совершенные ашельские орудия охотничьего типа. Окрепшее человечество само стало охотиться на травоядных и свело в могилу племя саблезубых кошек, не выдержавших конкуренции с подросшими учениками. Человечество вышло на свою «большую дорогу» и направилось в светлое будущее, которое для нас является тёмным настоящим. Но за сто тысяч лет не забудешь того, что запоминал миллион. И как только человек перешёл к сельскому хозяйству, заимел постоянное жилище, «необъяснимая» тяга к кошке взяла своё – маленькое камышовое животное, как две капли воды похожее на «светлый образ кормилицы», оказалось у человека в доме, чтобы своим присутствием тешить древний инстинкт «вижу кошку – буду жить».
         Как учит нас физиология, реализация инстинкта вызывает удовольствие. И как та пресловутая крыска, нажимающая на педальку, посылающую разряд в мозговой центр удовольствия, мы прижимаем к себе кошку, встречающую нас после работы.  Снова и снова, каждый день.

P.S.
Некоторые учёные на западе утверждают, что кошку приручили, чтобы ловить мышей, но нашим ученым не нужно доказывать, что в вашей квартире мышей нет.
                О том, что обо всём этом думает домашняя кошка, читайте в продолжении.

?

Log in